Моральные законы управления

Ноя 08, 2012

, Пенсии: системы распределения, накопительные системы

Нравственность не является такой сферой людской деятельности, которую бы можно было  поставить в стороне от других человеческих дел. Она составляет универсальное  измерение нашей жизни. Все наши конкретные действия являются добрыми или злыми. Какие-то  действия могут быть морально нейтральными, то есть вне добра и зла,  только тогда, когда мы трактуем их абстрактно. Например, посещение соседа, написание статьи, участие в политических совещаниях и т.д.,  могут быть  чем-то морально нейтральным, чем-то, что лишь в конкретной реализации  становится моральным или не моральным действием.

Так вот нет оснований, чтобы фактически реализованное, а не рассмотренное  абстрактно отправление власти, имело бы быть лишенным черт нравственности или не нравственности. Вместе с тем следует учитывать и на то, что в  наше время не только сферу осуществления власти стараются изъять из-под действия моральных законов. Например, в хозяйственных сферах временами формируется взгляд, по которому действие моральных принципов иногда могут  приостанавливать законы экономики. Это не так, ведь моральному праву  подлежат все человеческие действия, все без исключения, и в том числе действия политические, художественные или экономические.
, Пенсии: системы распределения, накопительные системы
Следует осознать еще одно недоразумение, когда речь идет о нравственности и не нравственности в любой сфере людской активности и, между прочим, в сфере власти. А именно: благодаря  Канту в европейской моральной рефлексии преобладает деонтология, то есть идея обязанности.  В результате иногда создается впечатление, которое этиков и философов морали главным образом интересует поиск ответа на вопрос: что нам можно и  чего нельзя, что мы должны делать и что нам запрещено. Конечно, вопрос о границе между добром и злом очень важный, хуже, что он  почти монополизировал моральную рефлексию. Да так монополизировал,  что из поля наших моральных интересов и поисков почти исчезли возможно важнее вопросы.

Следует вспомнить старых моралистов, которые указывали на радикальное  отличие моральных принципов, которые касаются зла и добра. А именно, что зло нельзя совершать ни при каких обстоятельствах, вместо того наша обязанность совершать добро  может реализовываться в разное время, в тысячу образов, выбор которых большой  мерой зависит от нас самых. Пространство нашей моральной свободы огромное, потому что нам принадлежит не только выбор образа осуществления добра, но часто и выбор самого добра, которое имеем намерение совершить.

Если тема „нравственность в сфере осуществления власти” вызывает негативные  ассоциации с запретами на некоторые действия, то наверно лишь поэтому, что мало размышляем о смысле, объеме и возможностях, которые возникают из нашей моральной свободы. Недостаток такой рефлексии над политической деятельностью может стать одной из причин достойного сожаления взгляда, по которому осуществление власти есть чем-то от природы обделенным.